Фауна Австралии

Фауна Австралии—это такой предмет, о котором ни один уважающий себя натуралист не может говорить без волнения. Кто-то назвал Австралию «чердаком мира», подразумевая место, где хранится всякое старье; сравнение остроумное, но не совсем точное. Самые интересные группы австралийской фауны — однопроходные и сумчатые. Однопроходные — наиболее примитивные среди млекопитающих, они сохранили много черт, подтверждающих, что млекопитающие произошли от рептилий. На первый взгляд однопроходные похожи на обычных млекопитающих: они дышат легкими, они теплокровны, их тело покрыто шерстью. Однако и от рептилий они унаследовали весьма существенную черту — откладывают яйца. Но детенышей, вылупившихся из яиц, однопроходные вскармливают молоком. Наиболее знаменит из однопроходных, конечно, утконос. Другой интересный представитель отряда—ехидна— странное существо с иглами вместо шерсти, этакий огромный чудовищный дикобраз с длинным роговым клювом и сильными, вывернутыми наружу когтями на передних ногах.

У сумчатых целый ряд примечательных черт. Первая — это очень короткий срок беременности у большинства видов и рождение совсем недоразвитых детенышей, чуть ли не зародышей. Новорожденный пробирается в выводковую сумку матери, где продолжается его развитие.

Эволюция животных Австралии, отрезанных от всего света и имеющих в своем распоряжении целый континент, шла по самым удивительным линиям. Происходила своего рода параллельная эволюция. Вместо огромных стад копытных, расселившихся в Африке, Азии и Америке, здесь развиваются другие травоядные — разные виды кенгуру. Там, где в других частях света обитают лемуры и белки, в Австралии поселились кускусы, сумчатые белки, сумчатые летяги и сумчатые сони. Эквивалентом барсука здесь стал вомбат; хищников представляет тасманский волк — на самом деле, конечно, не волк, а сумчатое животное, очень похожее на своего тезку. Словом, сумчатые не только приспособились к различным экологическим нишам, они повадками, а порой и внешностью напоминают совсем не родственных им животных, развивавшихся в других частях света.

Как пример эволюции Австралийский континент с его однопроходными и сумчатыми не менее удивителен, чем острова Галапагос, которые вдохновили Дарвина на создание эволюционной теории.

До прихода человека сумчатые вели в общем-то довольно идиллическое существование. Конечно, приходилось опасаться некоторых хищников, как-то: сумчатого тас-манского волка, орла-клинохвоста и змей,— однако в целом им жилось достаточно вольготно. Но затем появились аборигены и с ними, как полагают, собака динго — коварнейший хищник, который наряду со своим хозяином, человеком, быстро стал врагом номер один местной фауны. Впрочем, хотя динго плодились и распространялись все шире, они почти не повлияли на природный баланс; не нарушили его и аборигены, их было слишком мало. А вот с приходом белого человека для сумчатых наступили черные дни. Мало того, что их нещадно истребляли, в их среду обитания вторглись завезенные животные, в частности европейская лиса и кролик. Лиса — хищник, а кролик — конкурент по корму. Когда же в Австралии появилась овца, крупные травоядные сумчатые окончательно попали в опалу, ведь они питаются тем же, чем и овцы, но овцы нужны человеку, а они нет. Фермеры возделывали обширные площади засушливых земель, на которых прежде не селились даже неприхотливые кенгуру. Колодцы и буровые скважины позволили организовать прекрасные пастбища для стад. Но, к досаде овцеводов, кенгуру тоже оценили их труд и устремились на освоенные земли в количестве, равном, а то и превосходящем число овец. И возникла так называемая «угроза кенгуру».

Чтобы управлять популяцией какого-либо дикого животного, надо кое-что знать об основах его биологии; если его просто убивать, это может не только поставить под угрозу вид, но и причинить огромный ущерб всей экологической системе страны. В разных концах света уже известны примеры того, какими бедствиями грозит пренебрежение спецификой биологии животного. Поэтому, если какое-то животное становится вредителем, постарайтесь возможно лучше изучить его. Как говорится, «познай врага своего». Именно для решения таких задач и был создан Отдел природных ресурсов. Стоит только какое-нибудь животное объявить вредителем, как вмешивается Отдел и тщательно изучает проблему. По сути дела, эта организация выступает в роли Верховного судьи,— ведь сколько раз животное, объявленное вредителем, оказывалось после расследования совсем не таким уж вредным. В Канберре у Отдела природных ресурсов есть крупная лаборатория, уделяющая особенное внимание двум видам кенгуру — рыжему и гигантскому. И мы обратились туда, чтобы узнать из первых рук, какая судьба ждет двух самых крупных и самых великолепных сумчатых в мире…